Туникова и другие
против России


Первое Пилотное Постановление в истории Европейского Суда по теме домашнего насилия.

Власти РФ обязаны привести законодательство по предотвращению насилия в соответствие с Конвенцией.

Постановление
Европейского Суда по делу
Туникова и другие против России

Что сказал Суд
Общие меры. Пилотное Постановление (Статья 46)
Государство-ответчик обязано принять комплексные меры по устранению структурной и дискриминационной проблемы – отсутствия защиты женщин от домашнего насилия.

Российские власти должны разработать комплексные и целенаправленные меры реагирования на домашнее насилие, включая незамедлительное внесение поправок в законодательство для приведения его в соответствие с Конвенцией и международными стандартами по предотвращению и наказанию за насилие в семье.
Запрет пыток и жестокого обращения, позитивные обязательства властей (Статья 3)
(а) Обязательство по созданию и применению правовой основы
Суду не нужно было пересматривать свои выводы, которые он сделал в деле Володина против России, впервые выявив структурные дефекты российского законодательства, поскольку национальная законодательная база не претерпела изменений за два года с момента принятия этого решения.

(b) Обязательство предотвращать риск жестокого обращения, о котором государство знало
Власти не выполнили свои обязательства по проведению незамедлительной, упреждающей и всеобъемлющей оценки рисков повторного насилия в отношении заявительниц и не приняли оперативных мер для снижения этого риска. Власти также не приняли мер по защите заявительниц и осуждению преступников.
Запрет пыток и жестокого обращения, существо нарушения (Статья 3)
Обращение, которому подверглись заявительницы, достигло необходимого порога жестокости, чтобы подпадать под действие статьи 3. Это касалось не только физического, но и психологического насилия. Чувство тревоги и бессилия, которое они испытали из-за угрозы повторных нападений, усугублялось пренебрежительным отношением властей, которые не предложили заявительницам никакой защиты.
Обязанность расследовать пытки и жестокое обращение (Статья 3)
Из-за пробелов в законодательстве, власти не сочли травмы, полученные заявительницами, достаточно серьезными для возбуждения уголовного дела. Заявительницы могли жаловаться только в порядке частного обвинения и не могли получить в этом никакой помощи со стороны властей. Оставить заявительниц наедине с собой в ситуации насилия в семье было равносильно отказу властей от их обязанности расследовать все случаи жестокого обращения.
О запрете дискриминации по признаку пола в связи с жестоким обращением (Статья 14 во взаимодействии со Статьей 3)
К настоящему делу применимы выводы Суда по делу Володиной относительно непринятия государством мер по защите женщин от жестокого обращения в семье. Поскольку было установлено, что существует структурная предвзятость, заявительницам в этом деле не нужно было доказывать, что они также стали жертвами индивидуальных предрассудков.
Истории заявительниц
Наталья Туникова
Наталья Туникова
Основные вопросы жалобы:

  • отсутствие общих гарантий против домашнего насилия, включая полное отсутствие специальной подготовки медицинских сотрудников и сотрудников полиции работать с ситуациями домашнего насилия и пострадавшими от домашнего насилия;
  • неэффективность и дискриминационность частного обвинения как средства защиты пострадавших отдомашнего насилия;
  • формальный подход следственных и судебных органов к применению самообороны по делам о домашнем насилии, который превращает пострадавшую в обвиняемому.
Читать полную историю
Наталья Туникова в течение двух с половиной лет жила со своим партнером Н., который избивал ее в течение двух лет. В результате регулярных избиений Туникова чувствовала себя морально и физически подавленной, обессиленной и абсолютно незащищённой. Более того, она считала себя виноватой во всех срывах Н. который не считал себя виноватым, говорил, что он ее только терпит, хотя она того не стоит. Он унижал ее и публично высмеивал перед своими родственниками, но, становился внимательным и заботливым, когда в гости приезжали родители Туниковой.

Ранним утром 10 августа 2014 г. Наталья Туникова была избита своим партнером Н. Во время избиения она потеряла сознания, и когда пришла в себя, поняла, что Н. тащит её за волосы в сторону балкона. Она подумала, что он собирается выбросить ее с балкона 16 этажа. Защищаясь, она ударила его кухонным ножом, в результате чего он получил ранение, которое не задело никаких жизненно-важных органов. Приехавшая скорая помощь осмотрела и забрала Н. в больницу, но даже не осмотрела Туникову, несмотря на очевидные следы избиения.

Приехавшая полиция задержала Туникову, но даже не поинтересовалась, откуда у нее телесные повреждения. В течение более суток проводила различные следственные действия с ее участием, хотя она несколько раз падала в обморок, и ей несколько раз вызывали скорую. Кроме того, ей не разрешили остаться в больнице, несмотря на сотрясение мозга, закрытый перелом челюсти и другие телесные повреждения. Только спустя трое суток, она смогла лечь в больницу.

Против Туниковой было возбуждено уголовное дело за причинение тяжких телесных повреждений Н., и более того, она была осуждена. При этом национальные суды не приняли во внимание, что она была вынуждена защищаться от избиения, и не применили нормы о самообороне.

Сама Туникова была вынуждена в течение нескольких лет добиваться возбуждения уголовного дела против Н. в порядке частного обвинения, но так и не смогла этого сделать. Сначала суд вынес оправдательный приговор в отношении Н., но апелляционная инстанция его отменила. При повторном рассмотрении суд первой инстанции прекратил дело в связи с тем, что Туникова «потеряла интерес к рассмотрению», хотя на самом деле суд прекратил дело в течение 15-минутного опоздания Туниковой и ее адвокатов и свидетелей, которые предупредили суд об этом своевременно.

Н. так и не был привлечен к уголовной ответственности ни за регулярные избиения Туниковой, ни даже за последний эпизод избиения, а Туникова продолжает страдать от «синдрома жертв домашнего насилия» и до сих пор не может вести нормальную социальную жизнь после всего случившегося.
Маргарита Грачева
Маргарита Грачева
Основные вопросы жалобы:

  • отсутствие эффективных механизмов защиты от насилия в семье
  • отсутствие методик оценки и управления рисками
  • бездействие сотрудников полиции в ответ на жалобы о насилии привело к эскалации насилия, заявительнице нанесены тяжелые травмы
  • сотрудники полиции, проигнорировавшие заявления о насилии в семье, не привлечены к ответственности за халатность
  • дискриминация государством женщин пострадавших от домашнего насилия
Читать полную историю
В 2012 году Маргарита вышла замуж за Дмитрия Грачева. В браке у них родилось двое сыновей. Мужчина пытался контролировать Маргариту, ревновал, неодобрительно отзывался о ее работе — что побудило Маргариту к осени 2017 года подать на развод. Уход Маргариты вызвал ярость и приступы агрессии у Дмитрия. Мужчина продолжал преследовал Маргариту под предлогом общения с детьми. Маргарита обращалась за помощью в полицию, но полиция не предприняла никаких попыток защитить ее от насилия и в течение месяца с момента обращения она испытывала страх за свою жизнь и здоровье, а также постоянное беспокойство за свою семью. С 11 ноября 2017 года, с момента обращения самой заявительницы и ее матери в полицию, властям было известно о том, что Грачев подвергает заявительницу серьезному систематическому психическому и физическому насилию, осуществляет постоянный контроль за ее передвижениями, угрожает убийством, демонстрируя при этом нож, угрожает облить заявительницу кислотой, а также дважды осуществлял ее похищение. Власти были осведомлены о наличии реальной и непосредственной угрозы для жизни и здоровья заявительницы и о необходимости обеспечить ее безопасность. Бездействие полиции лишь утверждало Грачева в его безнаказанности, и он продолжал контролировать жизнь Маргариты, неоднократно угрожал ей убийством и похищал ее. В результате, во время второго похищения, агрессор отрубил женщине кисти обеих рук. Бездействие полиции в ответ на просьбы о помощи доставили пострадавшей дополнительные страдания.

В ночь с 29 на 30 октября 2017 года среди ночи Грачев разбудил заявительницу и сообщил, что подозревает ее в неверности. Он бил Маргариту руками руками и ногами, после чего разорвал паспорт и забрал ее телефон. Спустя час Грачев снова впал в ярость, продолжил избивать и угрожать убийством. Маргарита кричала и звала на помощь, от ее крика проснулись дети. Грачев отказался вернуть Маргарите ее телефон. В последующие дни он полностью контролировал все передвижения пострадавшей, настаивал на том, что он будет отвозить и забирать ее с работы.

В период с 4 по 11 ноября 2017 года Грачев звонил заявительнице, контролировал ее контакты, отслеживал ее передвижение по камерам видео-наблюдения в приложении, приезжал к подъезду дома, куда от него уехала Маргарита с детьми и предлагал восстановить отношения. Маргарита отказывалась.

10 ноября 2017 года Грачев против ее воли забрал телефон, отвез ее в лес, где приставил нож к левому боку и к горлу заявительницы и требовал, чтобы она призналась в измене, угрожал, что убьет заявительницу и обольет ее кислотой.

Ирина Шейкина, мама Маргариты Грачевой, в ноябре 2017 года обратилась в дежурную часть отдела полиции по Серпуховскому району Московской области и рассказала, что Дмитрий Грачев испортил паспорт дочери, избил ее и вывез в лес, где угрожал ножом. Согласно материалам служебной проверки помощник оперативного дежурного А. Овчинников принял сообщение, однако при составлении рапорта и заполнении КУСП (книга учета сообщений о преступлениях) информацию, поступившую по телефону от Шейкиной исказил, не отразил факты угроз холодным оружием и нанесения побоев, ограничившись формулировкой «муж дочери угрожает ей». Работать по этому обращению начал другой сотрудник полиции Д. Захаров, который в свою очередь опрашивал Маргариту Грачеву и информацию о побоях проигнорировал.

А дальше обращение просто затерялось среди сотрудников полиции, а сроки рассмотрения обращения никто не контролировал.

Обращение Грачевой просто лежало на столе одного из сотрудников, никто по нему не работал и когда через несколько дней Маргарита снова обратилась в полицию, чтобы узнать, что происходит по ее обращению, капитан полиции Грузнов, который нес службу в день обращения Маргариты, нашел материал по ее делу, снова опросил ее и подготовил постановление о продлении срока проверки на 10 суток. При этом и в повторном опросе Грачевой факт нанесения побоев мужем он никак не отразил. Основанием для продления проверки стала якобы невозможность установить местонахождение Дмитрия Грачева.

Примечательно, что несмотря на заявления девушки о том, что к ней применяли насилие и избивали, никто из работавших по ее обращению не назначил ей судебно-медицинскую экспертизу.

8 декабря 2017 года А. Грузнов вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, при этом саму Грачеву о результатах проверки никто не уведомил.

Утром 11 декабря Дмитрий Грачев вывез Маргариту в лес, где длительное время издевался над ней, после чего отрубил кисти рук. Женщину доставили в поликлинику с диагнозом: ампутация обеих кистей рук и рубленая рана бедра.

15 ноября 2018 года приговором Серпуховского городского суда Грачев был признан виновным в совершении в отношении заявительницы преступлений, предусмотренных пп. «в,г» ч. 2 ст. 126, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 126, пп. «б,з» ч. 2 ст. 111 УК РФ (два эпизода похищения человека, угроза убийством и причинение тяжкого вреда здоровью). Ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима (дело № 1-375/2018). 21 января 2019 года апелляционным определением Московского областного суда приговор был оставлен без изменения (дело № 22-278/2019).
Ирина Петракова
Ирина Петракова
Основные вопросы жалобы:

  • 23 эпизода насилия
  • отсутствие эффективных механизмов защиты от насилия в семье
  • отсутствие методик оценки и управления рисками и надлежащей подготовки сотрудников полиции
  • неэффективное расследование физического и психического насилия в отношении заявительницы
  • отказ государства от наказания виновного лица в связи с декриминализацией побоев.
  • дискриминация государством женщин пострадавших от домашнего насилия
Читать полную историю
С 2007 по 2016 год жительница Москвы Ирина Петракова подвергалась систематическому насилию со стороны мужа, а после развода с ним насилие не прекратилось — агрессор продолжал ее преследовать, нападал, избивал в общественных местах и при свидетелях, портил имущество и угрожал. Всего женщина заявляла о 23 эпизодах насилия, в том числе о сексуализированном. В 20 случаях насилия в отношении Ирины не было возбуждено уголовное дело и не было проведено никакой проверки, был проигнорирован систематический характер насилия в отношении нее.

Ирине было 23 года, когда она познакомилась с будущим мужем. Через год они поженились. В 2008 году родилась дочь, а в 2010 — сын. Первый акт агрессии и избиения случился в 2007 году, когда Ирина была беременна первым ребенком на пятом месяце — агрессор бил по животу.

На тот момент женщина была в декрете, а квартира, кредит за которую она помогала выплачивать, была оформлена на мужа от которого она зависела. Впоследствии насилие в семье стало систематическим. Один из самых страшных, пятый по счету эпизод, случился в сентябре 2014 года. Вечером агрессор начал избивать женщину руками и ногами по лицу, голове и различным частям тела, требуя покинуть его квартиру.

В течение 40-60 минут он избивал Ирину (нанес не менее 40 ударов), душил и таскал за волосы. Когда Ирине удалось выбежать на лестничную клетку, муж догнал ее, столкнул с лестницы, после чего затащил ее обратно в квартиру за волосы и продолжил избивать. Маленькие дети Ирины присутствовали при избиении матери. Соседи по подъезду обратили внимание на крики и стали стучать в дверь квартиры Петраковой. Ирина укрылась в квартире соседей и вызвала полицию. Сотрудникам полиции, которые прибыли только через 40-50 минут после звонка Ирины, она написала заявление о возбуждении уголовного дела в отношении мужа и дала объяснения. Позже она была госпитализирована в поликлинику, где ей были диагностированы многочисленные телесные повреждения, включая закрытую черепно-мозговую травму. В декабре 2014 года Ирина подала на развод и уехала вместе с детьми жить к своей подруге. Дети, как свидетели насилия, получили глубокую психологическую травму в связи с чем Ирина была вынуждена обращаться к психологу. После ухода жены из квартиры, агрессор стал преследовать ее, при встречах высказывать угрозы и избивать.

В марте 2015 года состоялся развод, однако и после этого мужчина продолжил преследование и нападения на бывшую жену. За это время он опять повредил ее автомобиль, неоднократно отбирал и ломал мобильный телефон, проявлял насилие в отношение детей. Каждый раз Ирина обращалась в полицию, чтобы доказать факты насилия, но безуспешно — в возбуждении уголовных дел отказывали, прокуратура постановления отменяла, но полиция выносила повторные отказы в возбуждении уголовных дел. За полгода, с сентября 2014 по март 2015, у Ирины было три сотрясения мозга, но суд не счел их вредом здоровью, и бывший муж избежал наказания.

В 2016 году после декриминализации побоев все дела в отношении мужа Ирины были прекращены. Лишь один раз суд присудил бывшему мужу Ирины 120 часов исправительных работ — но и этот приговор не был исполнен.

В мае 2018 года адвокат Мари Давтян подала жалобу в ЕСПЧ в интересах Ирины Петраковой.
Елена Гершман
Елена Гершман
Основные вопросы жалобы:

  • 15 эпизодов насилия
  • отсутствие эффективных механизмов защиты от насилия в семье
  • неэффективное расследование насилия в отношении заявительницы
  • отказ государства от наказания виновного лица в связи с декриминализацией побоев.
Читать полную историю
В 2012 г. жительница Московской области Елена Гершман вышла замуж за Г.О. В 2014 г. у них родилась дочь. В 2015 — 2017 г. Елена стала подвергаться систематическому насилию со стороны своего мужа. Он бил по голове, рукам, телу, ногам. В результате, Елена получила многочисленные телесные повреждения, включая гематомы, кровоподтеки, ушибы различных частей тела, черепно-мозговые травмы. После избиений Елена не могла работать периоды от 10 до 15 дней. Эпизоды насилия происходили как дома в присутствии ребенка, так и в общественных местах.

В начале 2016 г. Елена, не в силах больше терпеть постоянные побои, ушла от мужа. Она хотела забрать с собой 2-х летнюю дочь, но муж силой удерживал ее. На время бракоразводного процесса, суд решил, что встречи Елены с дочерью должны происходить в присутствии отца. Елена была вынуждена снова и снова встречаться лицом к лицу с мужем-агрессором, что неизбежно привело к новым эпизодам насилия. Окончательное решение о месте проживания ребенка суд вынес в пользу Елены, однако сразу после этого муж Елены похитил дочь и 1,5 года скрывался с ней зарубежом. Лишь в 2019 г. девочку удалось найти и передать ее матери.

Расследование. Елена сообщала в полицию о каждом эпизоде насилия со стороны ее мужа, и предоставляла медицинские документы, подтверждающие телесные повреждения. Однако ни по одному из эпизодов полиция не возбудила уголовное дело на том основании, что нанесение побоев члену семьи по ст. 116 УК РФ (в редакции до июля 2016 г.) является частный обвинением, а Елене посоветовали обратится к мировому судье. Полиция также отказалась возбуждать уголовное дело по ст. 117 (Истязание), решив, что муж Елены «не имел намерения причинить систематические телесные повреждения».

Побои как частное обвинение. Елена трижды обращалась к мировым судьям и в трех разных процессах выступала частным обвинителем. В каждом процессе она предоставляла медицинские документы и результаты судебно-медицинских экспертиз, самостоятельно искала свидетелей, обеспечивала их явку в суд. Однако во всех трех процессах были вынесены оправдательные приговоры. Судьи пришли к выводу, что Елена не доказала, что телесные повреждения были причинены именно мужем в указанное время, а также, что «[она] не доказала, что [он] имел намерение причинить вред ее здоровью, толкая ее».

Побои как административное правонарушение. После декриминализации побоев в 2016 г. уголовное дело по пяти эпизодам побоев было закрыто, а дело об административном правонарушении не было возбуждено. Еще одно административное дело о побоях было прекращено в связи с тем, что на протяжении года местонахождение мужа было неизвестно, а потом истекли сроки давности.

Таким образом, бывший муж Елены не понес никакого наказания за систематическое насилие над ней.

В июле 2017 г. Проект «Правовая Инициатива» обратился с жалобой в ЕСПЧ в интересах Елены Гершман.
Комментарии юристов
Мария Воскобитова, представитель Натальи Туниковой в ЕСПЧ
Мария Воскобитова
представитель Натальи Туниковой в ЕСПЧ
Суд подчеркнул, что частное обвинение по делам о домашнем «равносильно отказу от обязанности государства расследовать все случаи жестокого обращения». Очень важно, что Суд признал отсутствие специализированного регулирования против домашнего насилия дискриминаций против женщин.
Глеб Глинка, представитель Натальи Туниковой в ЕСПЧ
Глеб Глинка
представитель Натальи Туниковой
в ЕСПЧ
Суд ещё раз высказался о том, что в России нет системы защиты от домашнего насилия. Я надеюсь, что сотрудники полиции и медики, которые сталкиваются с жертвами, наконец, будут обучены работать с ситуациями домашнего насилия. А суды перестанут использовать формальный подход к самообороне по делам о домашнем насилии, который превращает жертву в обвиняемую.
Мари Давтян, представитель Ирины Петраковой и Маргариты Грачевой в ЕСПЧ, Руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО
Мари Давтян
представитель Ирины Петраковой и Маргариты Грачевой в ЕСПЧ, Руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО
Данное Постановление очередной раз подчеркивает, что домашнее насилие в России — это массовое явление, и что в стране отсутствует системный подход к профилактике и защите пострадавших. Несмотря на то, что ранее Европейский суд уже указывал России на системные недостатки защиты от домашнего насилия, Россия продолжает игнорировать свое прямое обязательство принимать активные меры для защиты права потерпевших не подвергаться домашнему насилию и дискриминации. Суд, придерживаясь своих принципов и стандартов, которые он развил в своей предыдущей практике, признает, что Россия нарушила права заявительниц на защиту от насилия, включая предотвращение новых актов насилия, очевидных для государства. Правоохранительные органы не расследовали случаи домашнего насилия надлежащим образом и не наказывали виновных. Это привело к тому, что женщины подвергались насилию систематически, а в случае Маргариты Грачевой, потерпевшая подверглась особо жестокому обращению и лишилась конечностей рук. И мы можем сказать, что именно государство напрямую виновно в том, что это произошло с заявительницами, и в том, что это продолжает происходить с тысячами женщин по всей стране, поэтому решение Суда о том, что заявительницы подверглись дискриминации по признаку пола абсолютно обоснованно.

Так как Суд принял пилотное постановление, это означает, что Россия не сможет больше бездействовать и не принимать системных и структурных мер против домашнего насилия. Мы очень рассчитываем, что Россия наконец-то примет закон против домашнего насилия и проведет ряд структурных реформ для создания эффективной системы профилактики против насилия в семье в отношении женщин.
Татьяна Саввина, старший юрист Проекта "Правовая инициатива", представитель Елены Гершман в ЕСПЧ
Татьяна Саввина
старший юрист Проекта «Правовая инициатива», представитель Елены Гершман в ЕСПЧ
Это дело можно назвать самым важным для России, потому что выводы Суда выходят за рамки исключительных интересов заявительниц, и устанавливают системную проблему в российском законодательстве о домашнем насилии. Ситуация, когда огромное количество пострадавших от домашнего насилия женщин могут найти справедливость только пройдя длительные судебные процессы на международном уровне, не нормальна. Поэтому впервые Европейский Суд указал подробные и конкретные меры, которые Россия обязана принять немедленно для борьбы с домашним насилием.
Валентина Фролова, представитель Маргариты Грачевой в ЕСПЧ, адвокат Адвокатской Палаты г. Москвы
Валентина Фролова
Представитель Маргариты Грачевой в ЕСПЧ, адвокат Адвокатской Палаты г. Москвы
Жалобы от пострадавших от домашнего насилия против Российской Федерации поступают в Европейский Суд с 2010 года. То есть более 10 лет Суд наблюдает одни и те же проблемы, которые серьезно затрудняют доступ женщин к правосудию: отсутствие специального закона и экстренных мер защиты для пострадавших, неэффективное расследование случаев насилия, стереотипы, необходимость для пострадавших самостоятельно защищать себя в суде (частное обвинение). И Европейский Суд, и Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин неоднократно признавали, что указанные выше проблемы - системные и затрагивают прежде всего женщин. Постановление по делу наших доверительниц - новый сигнал о том, что игнорировать проблему насилия больше нельзя. Европейский Суд напрямую указал, что Российская Федерация обязана немедленно изменить законодательство и практику для защиты пострадавших от домашнего насилия, приведя их в соответствие с международными стандартами. Необходимо отдельно отметить, что Маргарите Грачевой присуждена максимальная в практике ЕСПЧ (по делам, не связанным с собственностью) компенсация материального ущерба, а также максимальная компенсация морального вреда среди дел о домашнем насилии против России. Это еще раз подчеркивает, что домашнее насилие наносит непоправимый ущерб.

И я хочу отдельно поблагодарить Маргариту Грачеву, Наталью Тунникову, Ирину Петракову и Елену Гершман за смелость. Столкнувшись с тяжелыми событиями в своей жизни, они заняли принципиальную позицию и уже в Европейском Суде вместе добились справедливости для себя и надежды на изменения для других пострадавших от домашнего насилия в России.
Меры против насилия
Правозащитные организации и юристы, защищающие пострадавших, уже несколько лет предлагают принять в России системные меры профилактики
и защиты от домашнего насилия:
1
Принять определение домашнего насилия и всех его форм — физического, психологического (включая преследование), сексуализированного и экономического.
2
Ввести уголовную ответственность за насилие в семье в рамках публичного обвинения, предоставить пострадавшим, включая детей, безопасный и быстрый доступ к правосудию, включая бесплатную юридическую, психологическую и социальную помощь.
3
Готовить специалистов, включая полицейских, врачей, психологов, судей, социальных работников с упором на необходимость понимания особых потребностей женщин.
4
Внедрить межведомственный механизм взаимодействия государственных органов, утвердить права и обязанности ведомств и госслужащих с сфере противодействия домашнему насилию.
5
Разработать методики и инструкции для сотрудников полиции, которые включают конкретные шаги по расследованию жалоб на насилие в семье, а также систему оценки рисков и стратегии управления рисками.
6
Ввести систему срочных запретов на контакт нарушителя с пострадавшей — охранные ордера, запрет на владение оружием и ввести серьезное наказание за несоблюдение запретов.
7
Ввести обязанность для нарушителя покинуть общий дом на определенный срок. Когда и если это невозможно, обеспечить безопасное место и экстренную помощь пострадавшей и детям, для этого обеспечить достаточное количество кризисных центров, чтобы гарантировать приют и психологическую реабилитацию для всех пострадавших.
8
Исследовать проблему домашнего насилия и вести детальную статистику с разбивкой по полу, возрасту и отношениям между пострадавшей и преступником.
9
Ввести доступные механизмы компенсации пострадавшим причиненного материального ущерба и морального вреда.
10
Разработать и принять процедуры возложения на агрессора обязанности пройти курс реабилитации, обеспечить нарушителей реабилитационными программами и программами ненасильственных методов разрешения конфликтов.
11
Поддерживать активное участие мужчин в действиях по борьбе с насилием в отношении женщин, осуществлять информационно-просветительскую работу среди населения о видах насилия, его последствиях и механизмах помощи пострадавшим.
12
Вести образование и воспитание мальчиков и девочек без стереотипов и на основе равенства между полами.
Меры в Постановлении ЕСПЧ
Что такое Пилот
Суд выносит пилотное постановление в случае, когда в стране имеются структурные или системные проблемы с соблюдением прав человека, гарантированных Конвенцией, и такие проблемы вызвали или могут вызвать аналогичные жалобы в Суд.

Суд в пилотном постановлении определяет характер структурной или системной проблемы, а также вид мер по разрешению указанной проблемы на национальном уровне в соответствии с требованиями, содержащимися в резолютивной части постановления. Такие меры могут быть законодательными, а могут быть административными, то есть не требующими принятия новых законодательных актов. Суд может установить властям срок для принятия мер. Суд продолжит рассмотрение аналогичных жалоб в упрощенной и ускоренной форме.
Пилотные постановления против России и их исполнение
Burdov v. Russia (no. 2), 15 января 2009 года
о системном неисполнении судебных решений о компенсационных выплатах против бюджетов разного уровня. В результате пилотной процедуры был принят Федеральный закон от 30.04.2010 N 68-ФЗ (ред. от 19.12.2016) «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и были пересмотрены бюджетные взаимоотношения, в частности, все иски о компенсационных выплатах теперь адресованы казне РФ — ст. 242.2 Бюджетного кодекса РФ.
Ananyev and Others v. Russia, 10 апреля 2012 года
о системной проблеме массового избрания в качестве меры пресечения лишения свободы, длительности такой меры пресечения, а также об условиях содержания и отсутствии эффективных средств защиты. Оценить уровень исполнения этого пилотного постановления проблематично.
Gerasimov and Others v. Russia, 1 июля 2014 года
Исполнение
Постановления ЕСПЧ подлежат обязательному исполнению Россией. На обязательства властей не повлияли недавние поправки в Конституцию. По-прежнему согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ
«Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».
На практике — российские власти исправно выплачивают компенсацию, присужденную Европейским Судом. Исполнение постановлений по существу проблемы идет сложнее, тем не менее, это остается обязанностью России, власти регулярно представляют в Комитет Министров Совета Европы планы действий по каждому из постановлений. Планы включают меры по приведению российского законодательства и практики его применения в соответствие с Конвенцией.

И до, и после поправок, Конституционный Суд обладал правом признать Постановление ЕСПЧ не подлежащим исполнению. Тем не менее, по каждой такой ситуации Конституционный Суд должен собраться отдельно. Всего в истории таких заседаний было два:

по делу Анчугов и Гладков против России, касающегося права заключенных голосовать. Тем не менее, это Постановление ЕСПЧ было частично исполнено властями; ОАО «Нефтяная компания «ЮКОС»» против России о выплате 1,8 млрд.евро убытков, решение не было исполнено. Автоматическое неисполнение Постановлений ЕСПЧ не предусмотрено законом и не допускается на практике.

Два из трех Пилотных Постановлений, направленных на системные изменения, уже были исполнены Россией по существу.
Текущее изменения практики
Законопроект Верховного Суда Российской Фередации по отказу от частного обвинения в уголовных делах о побоях и причинении легкого вреда здоровью — внесен в Государственную Думу РФ, не принят.
Уголовные дела о повторных побоях (ст. 116.1 УК РФ) и умышленном причинении легкого вреда здоровья (ст. 115 УК РФ) до сих пор являются уголовными делами частного обвинения. Их возможно возбудить только по заявлению потерпевшей, которая одновременно выполняет в суде и роль обвинителя (собирает и представляет доказательства, допрашивает свидетелей). Независимо от того, есть ли у пострадавшей адвокат, она обязана присутствовать в каждом судебном заседании. Неявка потерпевшей в суд считается отказом от обвинения и уголовное дело прекращается. Частный характер уголовного преследования в делах о насилии в семье является одним из ключевых барьеров в доступе женщин к правосудию. Большинство пострадавших не имеют ресурсов для самостоятельной защиты в суде. А учитывая отсутствие эффективных мер безопасности, столкновение в суде с обидчиком часто приводит к повторению насилия.

В апреле 2021 года Верховным Судом предложено внести изменения в уголовно-процессуальный закон и отказаться от частного обвинения. Благодаря такой поправке по делам о повторных побоях и причинению легкого вреда здоровью будет проводиться официальное расследование, а обвинение в суде будет поддерживать не сама потерпевшая, а прокурор. Хотя законопроект внесен в Государственную Думу еще в апреле, он до сих пор не принят.

Отказ от частного обвинения - мера, в необходимости принятия которой сходятся эксперты, Европейский Суд по правам человека и Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин.
Постановление Конституционного Суда РФ от 08.04.2021 N 11-П «По делу о проверке конституционности статьи 116.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки Л.Ф. Саковой» — законопроект в исполнение Постановления Конституционного Суда внесен в Государственную Думу РФ, не принят
В апреле 2021 года Конституционный Суд Российской Федерации вынес постановление по делу Людмилы Саковой. Суд признал, что после декриминализации побоев в 2016-2017 гг. неоднократное совершение побоев должным образом не наказывается.

Так, за совершение побоев лицо несет административную ответственность (ст. 6.1.1 КоАП РФ). Если в течение года он повторно совершает побои, ответственность наступает уже по уголовной статье (ст. 116.1 УК РФ), а по истечению этого периода - вновь по ст. 6.1.1 КоАП РФ. Очевидно, что такая проблема прежде всего актуальна для случаев систематического насилия в семье. Конституционный Суд указал, что для ее решения необходимо изменить уголовный и уголовно-процессуальный закон.

В октябре 2021 года Правительство внесло в Государственную Думу законопроект, ужесточающий уголовную ответственность за повторные побои. Тем не менее, до настоящего времени изменения не приняты.
Законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации» — разработан рабочей группой при Совете Федерации РФ, но не внесен в Государственную Думу РФ.
Проект закона призван создать отдельный механизм борьбы с домашним насилием: дать определение домашнему насилию и его видам, упорядочить работу полиции, социальных служб, медиков и других специалистов, создав систему профилактики насилия в семейно-бытовой сфере. Законопроект также создает систему защиты пострадавших от насилия с помощью специальных защитных предписаний (аналог охранного ордера).
Статистика домашнего насилия
в России
Отчет «Репродуктивное здоровье населения России»
«Бьет — значит любит? Или россияне о декриминализации побоев в семье»
Всероссийский центр изучения общественного мнения. 19 января 2017г. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=512
Исследование «Как связаны убийства, совершенные женщинами, с домашним насилием»
II хакатон Новой Газеты по дата-журналистике «Дискриминатон: Большие данные о маленьких людях»? Москва, 2019 год URL: http://women105.tilda.ws/
Согласно отчету Росстата РФ «Репродуктивное здоровье населения России» вербальному насилию в партнерских отношениях подвергались в своей жизни более трети российских женщин (38%). О случаях физического насилия сообщала каждая пятая (20%), и 4% женщин сказали, что в их жизни бывали случаи, когда их нынешние или бывшие партнеры силой заставляли их вступить с ними в половую связь против их воли.

Согласно социологическому опросу ВЦИОМ о проблеме домашнего насилия, о том, что случаи насилия в семье бывали в семьях знакомых сообщили 33% опрошенных. Каждый десятый (10%) лично столкнулся с этим в своей семье. 79% опрошенных осуждают любые виды насилия в семье, при этом 19 % опрошенных допускают применение силы в отношении партнера или ребенка.

Так, согласно исследованию судебных дел за 2016 – 2018 г.г. по ч.1 ст.105 УК РФ (Убийство) около двух с половиной тысяч россиянок были осуждены за убийство, из них 80% дел были связаны с домашним насилием в отношении женщин. В большинстве случаев жертвами женщин стали их партнеры или близкие родственники. В 83% дел осужденные женщины защищались от своих партнеров.

Согласно проведенному в 2021 году исследованию приговоров об убийствах и причинении тяжкого вреда повлекшего смерть женщинам «Алгоритм Света» 66% женщин, умерших в результате убийств или причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть, погибли от рук близких лиц, в основном партнеров.
Статистика МВД
1044 преступления

по ст. 117 УК РФ (истязание) зарегистрировано в сфере семейно-бытовых отношений, из них 876 (83,9%) в отношении женщин и 245 (23,5%) в отношении несовершеннолетних
669 женщин
и 29 детей

признаны потерпевшими по ст. 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью)
1433 женщины
и 61 ребенок

признаны потерпевшими по ст. 112 УК РФ (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью)
2440 женщин
и 216 детей

признаны потерпевшими по ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью)
Что не так со статистикой МВД
В статистику потерпевших от преступлений в семье попадают только люди, которые юридически считаются членами семьи (супруги, родители, братья, сестры, иные кровные родственники). В статистику не включаются случаи совершения преступлений партнерами, с которыми не был заключен брак, бывшими супругами или лицами, состоящими в интимных отношениях. Причем в статистику попадают только случаи, по которым были возбуждены уголовные дела.
Читать полностью
Статистика о преступности собирается официальными органами. Правозащитные организации и эксперты давно говорят о том, что официальные статистические данные являются неполными и не отражают подлинные масштабы насилия в отношении женщин в стране. В статистику потерпевших от преступлений в семье попадают только люди, которые юридически считаются членами семьи (супруги, родители, братья, сестры, иные кровные родственники). В статистику не включаются случаи совершения преступлений партнерами, с которыми не был заключен брак, бывшими супругами или лицами, состоящими в интимных отношениях. Причем, в статистику попадают только случаи, по которым были возбуждены уголовные дела.

Пострадавшие рассказывают, что, даже если у них получается добиться возбуждения уголовного дела, после подачи заявления может пройти несколько месяцев.

В Центре пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО отмечают, что по большей части по заявлениям пострадавших дела вовсе не возбуждают. Пострадавшим по разным причинам не получается довести ситуацию до стадии уголовного дела. Причиной могут быть как ошибки при подаче заявления или примирение сторон, так и ошибки сотрудников полиции при составлении документов, утеря заявления и многое другое. Огромное количество безосновательных отказов в возбуждении уголовных дел вообще не попадает в статистику. При подсчете данных за рубежом в категорию домашнего насилия включают достаточно широкий круг преступлений: например, изнасилование, если оно совершено в семье, также должно попасть в статистические данные. В России же в сегодняшней ситуации такие случаи никогда в статистику домашнего насилия не попадают.

Важно отметить, что в пандемию у всех профильных НКО выросло количество обращений, связанных с домашним насилием, в то время как у МВД статистика снизилась.

Адвокат Мари Давтян приводит примеры того, как за период пандемии некоммерческие организации, помогающие пострадавшим от насилия, зафиксировали немало случаев, когда полиция отказывалась выезжать к пострадавшим после сообщений по телефону о реальных угрозах.

Санкт-Петербургский государственный университет провел по заказу Госдумы исследование о проблеме домашнего насилия. Когда результаты исследования представили депутатам и общественности, авторы исследования отметили, что делали запрос в МВД о методике подсчета пострадавших от домашнего насилия, однако в ведомстве им прямо ответили, что никакой методики у них просто нет.
Организации и юристы, представлявшие заявительниц
Правовая Инициатива
Проект, оказывающий юридическую помощь в связи с нарушениями прав человека, связанных с вооруженными конфликтами и операциями по противодействию терроризму, пытками и гендерным насилием.
Консорциум женских неправительственных объединений
Организация, занимающаяся защитой прав и интересов женщин
wcons.net
Глинка, Рубинштейн и партнеры
Международное адвокатское бюро
gripmab.ru
Мария Воскобитова
Представитель Натальи Туниковой в ЕСПЧ
Глеб Глинка
Представитель Натальи Туниковой
в ЕСПЧ
Мари Давтян
Представитель Ирины Петраковой и Маргариты Грачевой в ЕСПЧ, Руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО
Татьяна Саввина
Старший юрист Проекта «Правовая инициатива», представитель Елены Гершман в ЕСПЧ
Валентина Фролова
Представитель Маргариты Грачевой в ЕСПЧ, адвокат Адвокатской Палаты г. Москвы
Минюст РФ внес НОФ «Правовая инициатива» (Назрань) в реестр «некоммерческих организаций, выполняющих функцию иностранного агента». В настоящий момент организация обжалует это решение

Made on
Tilda